Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Поля, помеченные символом *, обязательны для заполнения.

«Михаил Лермонтов: из века в век»

(к 205-летию со дня рождения М.Ю. Лермонтова)

27 июля 1841 года император Николай Первый прилюдно признал: «Господа, получено известие, что тот, кто мог заменить нам Пушкина, убит».

В этот день с природой творилось что-то странное. Погода стояла дивная. И вдруг разразилась небывалая буря. Город Пятигорск был мгновенно окутан пылью. Страшные удары грома следовали один за другим, гроза сменилась бурным ливнем. Это произошло около 7 часов вечера в двух километрах от Пятигорска, у склона горы Машук, где в эти секунды на дуэли погиб Михаил Юрьевич Лермонтов.

Не знамение ли это было? Не сама ли природа оплакивала смерть гениального поэта? Ведь только четыре года отпустила судьба Лермонтову, чтобы приуменьшить боль от потери А.С. Пушкина. И именно в трагические дни смерти Пушкина он стал известен всей России.

Михаил Лермонтов родился в Москве в ночь со 2 на 3 октября (с 14 на 15 октября по новому стилю) 1814 года в семье отставного капитана Юрия Петровича Лермонтова, шотландца по происхождению.  

В Тарханы, небольшое поместье бабушки Елизаветы Алексеевны Арсеньевой, находившееся в 16 верстах от уездного городка Пензенской губернии – Чембара (ныне город Белинский), он был перевезен ещё грудным ребенком. Здесь и прошло детство будущего поэта.

К сожалению, счастьe его родителей было недолгим. Мария Михайловна, мама Михаила, умерла в возрасте 21 года. После смерти дочери Елизавета Алексеевна отвоевала право единоличного воспитания внука Мишеля.

Зная, что скоро Михаила придется отдать учиться в Москву или Петербург, решила сделать ему подарок: поездку на Кавказ, который навсегда войдет в его сердце. Здесь Лермонтов впервые прочитает «Кавказского пленника» А.С. Пушкина. Несколько лет спустя Михаил Юрьевич напишет: «Синие горы Кавказа, приветствую вас! Вы взлелеяли детство мое; вы носили меня на своих одичалых хребтах, облаками меня одевали…».

 Осенью 1827 года Елизавета Алексеевна вместе с внуком переезжает из Тархан в Москву. Михаила зачисляют в пансион при Московском университете. Он восхищался величественным городом. Впоследствии в поэме «Сашка» поэт восклицал: «Москва, Москва!.. Люблю тебя как сын, как русский, - сильно, пламенно и нежно!». Именно в пансионе он начал серьезно относиться к написанию стихов.

 Своё обучение Лермонтов решает продолжить в школе гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров. Но и в казарменных условиях Лермонтов продолжает писать.

В ноябре 1834 года он был произведен в офицеры и определен в Гвардейский полк, который стоял в Царском Селе.  

Михаилу не нравится офицерская среда, взаимоотношения между офицерами. Он мечтает о подвиге во имя Родины, и его многие стихотворения отражают жажду борьбы. Но в стихах есть и предчувствие смерти, связанной с борьбой и свободой:

Настанет день – и миром осужденный,

 Чужой в родном краю,

На месте казни – гордый, хоть презренный –

Я кончу жизнь мою…

27 января 1837 года по Петербургу распространилось известие, что на дуэли смертельно ранен А.С. Пушкин. Михаил был в это время болен. Его лечил доктор Николай Федорович Арендт, навещавший умирающего Пушкина.  От него Лермонтов узнаёт о страданиях гения, и, под впечатлением, пишет стихотворение «Смерть поэта». Рукопись доходит до царя. И вскоре поэта арестовали и отправили в ссылку на Кавказ, где в то время шла война с горцами. На Кавказе мятежный поэт закончил «Песню про Ивана Васильевича…», подготовил материал для «Мцыри» и «Героя нашего времени», создал и другие лирические произведения.

В апреле 1838 года Михаил вернулся в Петербург. Теперь он известный поэт, печатается в журнале «Отечественные записки». Но вскоре следует вторая ссылка. Поводом к ней послужила дуэль Лермонтова с сыном французского посла Просперо де Баранта. Михаил Юрьевич уже и сам рвется на Кавказ. Большой свет ему надоел…

В апреле 1840 года был опубликован его роман «Герой нашего времени». А в январе 1841 года Лермонтов приехал в Петербург и стал просить об отставке, но все попытки были безуспешны. С тяжелым чувством покидал Лермонтов столицу.  Судьбой ему было отпущено всего полгода:

 Не смейся над моей пророческой тоскою;

Я знал: удар судьбы меня не обойдет;

Я знал, что голова, любимая тобою,

С твоей груди на плаху перейдет…

13 июля 1841 года в доме Верзилиных (ныне музей Лермонтова в Пятигорске) развернулись роковые события.   Лермонтов сидел рядом с одной из дочерей хозяев дома, куда затем вошел Николай Мартынов. Обращаясь к девушке, поэт по-дружески сказал, что приближается «свирепый горец» (Мартынов любил носить черкеску и кинжал»), после чего сразу последовал вызов на дуэль. Михаил предчувствовал это, но не думал, что его товарищ по юнкерской школе окажется столь обидчивым.

 И 27 июля 1841 года (15 июля по старому стилю) состоялась дуэль Лермонтова с Мартыновым при секундантах Глебове и Васильчикове. Михаил Юрьевич поднял пистолет и остался на месте. Николай быстро подошел к барьеру и выстрелил. За раскатами грома выстрела слышно не было. Мартынов кинулся к Лермонтову со словами: «Прости, Миша…», но Васильчиков увлек его прочь. Они сели на коней и ускакали в Пятигорск за доктором, ибо не были уверены, что Лермонтов погиб. Два часа тело поэта лежало под проливным дождем. Потом его принял Машук.

 После убийства Михаила поэт Вяземский скажет: «В нашу поэзию стреляют…Второй раз не дают промаха…».

 

Поэту было 26 лет. Написал он, не считая отрывков и писем, около 400 стихотворений, 25 поэм, 5 драм и 7 повестей… А если бы он не погиб так рано?!..

Творчество Михаила Юрьевича – одна из великих вершин в мировой литературе. Он был гениальным человеком, но это замечали далеко не все.

А если сравнивать миры Пушкина и Лермонтова – это два совершенно разных мира, но в истории литературы эти два имени всегда стоят рядом. Михаил Юрьевич за очень короткий срок создал пером свой неповторимый мир, мир Лермонтова. Но парус души его оказался одиноким…

И я паду; и хитрая вражда

С улыбкой очернит мой недоцветший гений;

 И я погибну без следа

 Моих надежд, моих мучений;

 Но я давно без страха жду довременный конец;

 Давно пора увидеть мир мне новый;

 Пускай толпа растопчет мой венец:

Венец певца, венец терновый!…

 Пускай! Я им не дорожил…

В России, так сложилось, не уберегли двух великих поэтов. Так будем хранить память о них, и, хотя бы изредка, открывать томики стихов двух певцов Земли русской.